[an error occurred while processing this directive]
[an error occurred while processing this directive]
 
[an error occurred while processing this directive]

А. Демкин

Исследование критериев стрессоустойчивости в сухопутных подразделений морской пехоты армии США
- Marine Resilience Study (MRS).


  Нравится

К оглавлению раздела "Боевой стресс"

Стресс, связанный с выполнением служебных и профессиональных обязанностей лицами опасных профессий, включает в себя ожидаемые и прогнозируемые острые, отсроченные и отдаленные эмоциональные, интеллектуальные, физиологические и  поведенческие реакции. Основные стрессоры, воздействующие на лиц опасных профессий, подразделяются на физические (факторы среды и обитаемости, физиологические факторы) и психические (когнитивные и эмоциональные факторы).

[an error occurred while processing this directive]

Адаптивные реакции на воздействие стресс-факторов, такие как сплочение профессиональных и служебных коллективов, усиление веры, появление чувства избранности и выполнения сверхзадачи могут улучшать приспособление лиц опасных профессий к условиям ведения боевых действий и способствовать эффективности выполнения служебных обязанностей.
Дезадаптивные стрессовые реакции, такие как страх, паника, запредельное торможение, утрата веры, когнитивные и эмоциональные нарушения ухудшают адаптивность лиц опасных профессий к быстроменяющимся условиям выполнения профессиональных обязанностей, могут приводить к значительному снижению качества их выполнения, приводить к росту ошибок, нарушений, провоцировать развитие острых стресс-зависимых психических расстройств приводить к развитию долговременных стрессовых реакций и посттравматических стрессовых расстройств.  В большинстве случаев дезадаптивные стрессовые реакции проявляются в плохо подготовленных профессиональных коллективах с низким уровнем дисциплины, слаженности и сплоченности. Дезадаптивные реакции часто сочетаются с проявлениями самодеструктивного и девиантного поведения [1].
Острый и хронический стресс оказывает неблагоприятное воздействие на физическое, психологическое, интеллектуальное и социальное здоровье лиц опасных профессий, может служить причиной развития психосоматических и психических заболеваний, приводить к травматизации, инвалидизации и преждевременной смерти,  снижать показатели эффективности профессиональной деятельности, увеличивать число критических ошибок и принятия неправильных решений в стратегии и тактике выполнения служебных задач, приводить к гуманитарным и материальным потерям. 

Острые стрессовые реакции являются естественными для нормального функционирования психики и физиологии здорового человека при воздействии интенсивных неконтролируемых стресс-факторов, характерных для условий выполнения служебных и профессиональных обязанностей лицами опасных профессий. Повышение эффективности  профессиональной деятельности, профилактика, сокращение частоты  развития дезадаптивных стрессовых реакций и профилактика развития стресс-ассоциированных расстройств у лиц опасных профессий возможны  за счет трех основных элементов:

  1. Профессионально-психологического отбора кандидатов на должности с высокими показателями нервно-психической устойчивости (стрессоустойчивости).
  2. Постоянной специальной психофизиологической подготовки  лиц опасных профессий и членов их семей для развития и поддержания психофизиологического резилианса* к стрессовым воздействиям.
  3. Постоянного сопровождения профессиональной деятельности специалистами в области психического здоровья, мониторинга текущего состояния и оказания при необходимости первой психологической помощи специально подготовленными коллегами и руководителями, квалифицированной медицинской помощи специалистами медико-психологических подразделений психического здоровья.

В странах блока НАТО в последнее десятилетие проводятся широкомасштабные научно-исследовательские  работы, посвященные выявлению основных факторов риска развития дезадаптивных стрессовых реакций и развития стресс-ассоциированных заболеваний у лиц опасных профессий, профилактики развития стресс-ассоциированных проблем и заболеваний, и разработки способов прогнозирования и повышения  стрессоустойчивости (психофизиологического резилианса) при воздействии неконтролируемых стресс-факторов, в том числе связанных с возможной угрозой социальному благополучию, здоровью и жизни.
Комплексные исследования функционирования систем стрессоустойчивости лиц опасных профессий проводятся на генетическом, биологическом, психофизиологическом, психологическом, психиатрическом, социальном, духовном и экологическом уровнях. В исследования включаются не только сами лица опасных профессий, но и члены их семей [3].

В настоящее время человеческий фактор является одним из важнейших приоритетов в развитии Армии США. Среди пяти основных стратегических приоритетов построения армии США будущего (ASPG – Army Strategic Planning Guidance), входящих в Стратегический план развития армии (TAP – The Army Plan) две позиции относятся к подготовке личного состава: армейские лидеры с высокой адаптивностью и профессионально подготовленные солдаты [4]. Для решения ключевой задачи и обеспечения потребности армии будущего в подготовленных кадрах создается Стратегия управления человеческим капиталом Армии США (AHDS  –   Army Human Dimension Strategy).  В рамках Стратегии  разрабатываются    целостные принципы управления карьерой армейских специалистов, начиная от поиска и отбора кандидатов на военную службу, и заканчивая их переходом к гражданской жизни после окончания действительной военной службы. 
Возможность военнослужащих продолжать боевые действия или исполнять профессиональные обязанности в самых тяжелых стрессогенных условиях рассматривается Доктриной армии США как приоритетный залог побед на поле боя [1].     

Исследование сухопутных подразделений морской пехоты армии США - Marine Resilience Study (MRS).

В 2008 году в США было начато комплексное перспективное исследование  прогностических факторов развития посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) среди сухопутных подразделений морской пехоты армии США - Marine Resilience Study (MRS), продолжающееся по настоящее время [5]. Основной целью данного исследования является выявление  биопсихосоциальных детерминант риска и устойчивости (резиланса) к боевым посттравматическим расстройствам.
Основной гипотезой исследования явилось предположение о том, что состояние психического здоровья каждого отдельного морского пехотинца, перенесшего боевую психическую травму, подвергшегося факторам военно-профессионального стресса и пережившего потери, определяется соотношением индивидуальных факторов ранимости и факторов психофизиологической устойчивости (резилианса), действующих на генетическом, физиологическом, психологическом и социальных уровнях.  
Основная цель исследования состоит в том, чтобы обеспечить военнослужащих эффективными средствами и мероприятиями по профилактике стресс-ассоциированных расстройств. Дополнительной целью исследования ставится повышение научного понимания природы и причин ПТСР.
В исследовании добровольно принимали участие приблизительно 2600 морских пехотинцев в 4-х батальонов, развернутых в Ираке или Афганистане. Исследовательская я группа проводила структурированные клинические интервью на военных базах за 4 среза во время 7 месячного боевого цикла:  за 1 месяц до боевого развертывания, через 1 неделю, 3 месяца и 6 месяцев после боевого развертывания подразделений морской пехоты.
Данные для исследования собирались из трех основных источников: архивные (документальные) данные, основные исследования и оценки, а также вспомогательные исследования. Архивные данные (медицинские диагнозы, история госпитализаций, обращения за медицинской помощью, послужной список, личное дело) поступали из единой базы данных личного состава армии США Career History Archival Medical and Personnel System (CHAMPS).  Основной блок непосредственных исследований состоял из следующих подразделов:

  1. Ретроспективной самооценки (блоки личной истории, стрессоустойчивости, способов разрешения психологических трудностей, психиатрической симптоматики, состояния здоровья и социального благополучия, социальной поддержки в семье и воинском коллективе, оценки боевых и служебных стрессоров, обращения за медицинской помощью).
  2. Непосредственные исследования: биологические (кровь, моча и слюна на биомаркеры стресса, антропометрия, пульс и кровяное давление, физиологическая реактивность), нейропсихологические (нейрокогнитивные показатели), психиатрические и медицинские (клинические интервью и самоотчеты), психосоциальные (опросники для самоотчета).

Вспомогательные исследования представлены генетическими исследованиями (исследования генома) и геномикой (исследованиям генетической экспрессии).
В результате исследования было установлено:

  1. Наличие предшествующих психиатрических диагнозов могут служить маркерами уязвимости военнослужащих. Самыми частыми рецидивными нозологическими формами стресс-ассоциированных расстройств   является синдром дефицита  дефицита внимания и ПТСР.
  2. Накопление боевого опыта не является фактором значительного снижения риска развития боевых стресс-ассоциированных расстройств.
  3. Ген PRTFDC1  является вероятным геном низкой стрессоустойчивости и геном, обуславливающим развитие ПТСР [6].
  4. Имеются свидетельства того, что измененное состояние функционирования вегетативной нервной системы способствует ПТСР-уязвимости:  более низкие показатели вариабельности сердечного ритма (высокие  соотношения низкочастотных и высокочастотных составляющих ритма) пред боевыми действиями были связаны с преобладанием в этой группе развития ПТСР после боевых действий [7] .
  5. Имеются свидетельства того, что предыдущий боевой опыт незначительно увеличивает риски возникновения ПТСР и тенденции суицидальных мыслей в структуре симптоматики ПТСР [8].
  6. При соотнесении данных клинического обследования и данных тестировании военнослужащих с помощью опросника выраженности клинических симптомов ПТСР (Posttraumatic Stress Disorder Checklist - PCL) оказалось, что для постановки диагноза ПТСР среди военнослужащих находящихся в зоне боевых действий от 3 до 6 месяцев достаточно 39 и 37 баллов соответственно, вместо принятых 50 баллов [8].
  7. Иммунные биомаркеры стресса, определяемые в крови военнослужащих, могут служить предикторами риска развития ПТСР. Базовый уровень С-реактивного белка (CRP) может служить прогностическим показателем проявления и тяжести симптомов ПТСР [8].
  8. Предварительные развертыванием психиатрические симптомы и интенсивность боевых действий определяют тяжесть ПТСР симптоматики. Предварительные психологические травмы, обширный боевой опыт увеличивают риск развития ПТСР. Травматические повреждения головного мозга почти вдвое увеличивают риск развития ПТСР, и увеличивает количество суицидов в рамках ПТСР. Чаще всего ПТСР развивается  у пациентов с травматическими повреждениями  головного мозга средней тяжести [9].
  9. Детские психологические травмы связаны с проявлениями симптомов ПТСР, депрессии, злоупотреблением алкоголем и курением [10].
  10. Состояние свертывающей системы крови может служить показателем уровня хронического стресса. Ко-экспрессия сигнальных генов интерферона могут определять как минимум часть патофизиологии ПТСР  [11].
  11.   Нарушения в распознавании безопасной информации в отличие от опасной может являться специфическим симптомом ПТСР в отличие от депрессий и тревожных состояний [12].
  12. Общие генетические вариации локуса нейропептида-Y, особенно в проксимальных промоторах ∇-880Δ, нарушает глюкокортикоидную сигнализацию, влияющую на транскрипцию нейропептида-Y и секрецию, обеспечивающие повышение системного сосудистого сопротивления и ранние реакции на стресс, приводящие к повышению уровня артериального давления в состоянии покоя в популяции  [13].
* В англоязычном научном обороте используется  применительно к целям специальной психологической подготовки лиц опасных профессий используется термин «resilience» (англ. Resiliance – [рЭ’ зИлиэнс]), который означает универсальное повышение психологической устойчивости по всем аспектам жизни и профессиональной деятельности, в том числе устойчивость при явлениях профессионального стресса лиц опасных профессий. Термин «психологический резилианс» встречается в научных публикациях с 1973 года. Комплексную концепцию психологического резилианса описал в 1987 году врач Майкл Руттер [2]. Концепция резилианса подразумевает действие основанных на преимущественно внутренних ресурсах  психологических механизмов,  которые защищают людей от психологических рисков, связанных с воздействием неблагоприятных факторов: 1) сокращения воздействия риска, 2) уменьшение цепных негативных реакций, 3) создание и поддержание самоуважения и эффективного самосознания и 4) открытие новых возможностей и личностный рост. 

К оглавлению раздела "Боевой стресс"

Литературные источники:

  1. Combat and Operational Stress Control  /  Field Manual Headquarters No. 4-02.51 (8-51) – Washington, DC: Department of the Army, 2006. – July 6.
  2. Rutter M. Psychosocial resilience and protective mechanisms / Rutter M. Am J Orthopsychiatry. –1987.  – Jul;57(3). – pp.:316-331.
  3. Baker D. et al, Marine Resiliency Study: Prior deployments; impact on postemployment reports of perceived threat and PTSD status./ Academy Medicine VA HSR&D Symposium - Seattle, 2011 - June, 12. URL: http://www.academyhealth.org/files/2011/sunday/baker.pdf
  4. Army Strategic Planning Guidance (ASPG) – 2014.
  5. Baker D.G., Nash W.P., Litz B.T., Geyer M.A., Risbrough V.B., Nievergelt C.M., et al. Predictors of Risk and Resilience for Posttraumatic Stress Disorder Among Ground Combat Marines: Methods of the Marine Resiliency Study. Prev Chronic Dis 2012;9:110134. URL: http://www.cdc.gov/pcd/issues/2012/11_0134e.htm
  6. Nievergelt C.M., Maihofer A.X. et al. Genomic predictors of combat stress vulnerability and resilience in U.S. Marines: A genome-wide association study across multiple ancestries implicates PRTFDC1 as a potential PTSD gene. / Psychoneuroendocrinology. 2015 Jan;51:459-71. URL:http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25456346
  7. Minassian A, Maihofer AX, Baker DG, Nievergelt CM, Geyer MA, Risbrough VB; Marine Resiliency Study Team. Association of Predeployment Heart Rate Variability With Risk of Postdeployment Posttraumatic Stress Disorder in Active-Duty Marines./ JAMA Psychiatry. 2015 Oct;72(10):979-86. URL:http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26353072
  8. Baker D. SDR 09-128 – HSR&D Study / Health Services Research & Development, U.S. Department of Veterans Affairs. URL: http://www.hsrd.research.va.gov/research/abstracts.cfm?Project_ID=2141700196
  9. Yurgil К.А., Barkauskas D.A.  et al, Association Between Traumatic Brain Injury and Risk of Posttraumatic Stress Disorder in Active-Duty Marines / JAMA Psychiatry. 2014;71(2):149-157. URL:http://archpsyc.jamanetwork.com/article.aspx?articleid=1785175
  10. Agorastos A, Pittman JO, Angkaw AC, Nievergelt CM, Hansen CJ, Aversa LH, Parisi SA, Barkauskas DA, Marine Resiliency Study Team, Baker DG. The cumulative effect of different childhood trauma types on self-reported symptoms of adult male depression and PTSD, substance abuse and health-related quality of life in a large active-duty military cohort. Journal of psychiatric research. 2014 Nov 1; 58:46-54. URL: http://www.militaryhealthmatters.com/milhealths-research/marine-resiliency-study-long-term-consequences-of-childhood-trauma-ct
  11. Breen MS, Maihofer AX, Glatt SJ, Tylee DS, Chandler SD, Tsuang MT, Risbrough VB, Baker DG, O'Connor DT, Nievergelt CM, Woelk CH. Gene networks specific for innate immunity define post-traumatic stress disorder. Molecular Psychiatry. 2015 Dec 1; 20(12):1538-45. URL:  http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25754082
  12. Acheson DT, Geyer MA, Baker DG, Nievergelt CM, Yurgil K, Risbrough VB, MRS-II Team. Conditioned fear and extinction learning performance and its association with psychiatric symptoms in active duty Marines. Psychoneuroendocrinology. 2015 Jan 1; 51:495-505. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25444643
  13. Zhang K, Rao F, Miramontes-Gonzalez JP, Hightower CM, Vaught B, Chen Y, Greenwood TA, Schork AJ, Wang L, Mahata M, Stridsberg M, Khandrika S, Biswas N, Fung MM, Waalen J, Middelberg RP, Heath AC, Montgomery GW, Martin NG, Whitfield JB, Baker DG, Schork NJ, Nievergelt CM, O'Connor DT. Neuropeptide Y (NPY): genetic variation in the human promoter alters glucocorticoid signaling, yielding increased NPY secretion and stress responses. Journal of the American College of Cardiology. 2012 Oct 23; 60(17):1678-89 URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23021333

Внимание! Все статьи носят информационный характер и ни при каких условиях не могут быть использованы в качестве руководства для диагностики и лечения заболеваний самостоятельно, без участия врача. Статьи могут содержать ошибки и неточности и являться отражением субъективного мнения автора. Если вы или кто-то из ваших близких заболел: пожалуйста, обратитесь за помощью к врачу, а не занимайтесь самолечением!

| © А. Демкин Боевой стресс и Посттравматические стрессовые расстройства.